33 подзатыльника

6afbe3de4bddb3d77d0d45723c83442c


фото: 1tv.ru

То, что он вытворяет в программе «Театр Эстрады», никакому описанию не поддается. Мы его теряем, в смысле могли потерять. Если бы зачморили, забили, заставили бы каждый день каяться.

Он уже извинился, Татьяна Тарасова в программе Малахова его заставила. Так что поверим, возьмем на поруки? А может, забудем, попросим артиста начать жизнь с чистого листа, с понедельника?

Вот он и начал, в моем понимании. Что-то в нем оказалось чаплинское даже. Театр мимики и жеста, без единого слова, без пощечины и 33 подзатыльников. Здесь, на эстраде, он не Арлекин, а Пьеро, грустный клоун. Он только показывал хит-парад десятки «лучших» песен о главном — от незабвенного Стаса Михайлова, «для тебя, про тебя, у тебя», до всех остальных, кого вы еще помните.

И не было уже здесь никакого драчуна и хулигана, а лишь великолепный артист на сцене, заставивший меня, по крайней мере, забыть и больше не осуждать. Только восхищаться, хлопать в ладоши и кричать «браво».

Полеты во сне и наяву

Юлия Меньшова уже делает документальное кино на Первом. Мало ей ежедневных интервью в прайм-тайм. Вот теперь взялась за Валентину нашу Илларионовну Талызину. Я двумя руками «за», поддерживаю.

Вернулась она на ТВ после долгих скитаний по кино и театрам — и замечательно! Такие ведущие на дороге не валяются. Знаю, её интервью «Наедине со всеми» многим нравятся. Потому что не умничает, не смотрит свысока. Снизу тоже не смотрит! Умна, тонка, психологична. Да, Меньшова состоит из одних достоинств.

Опять же точно понимает, на кого работает (я здесь не работодателя имею в виду). Потому что в пять часов вечера нужно посадить перед собой своего героя (героиню) и просто понять его, посочувствовать. Немного о личном, о творчестве, о детях. Вообще, о непростой судьбе. Она умеет входить в доверие, как мало кто.

Все есть у Юлии, кроме… Она слишком приземленна, слишком твердо стоит на ногах. Ну да, ведь публика требует именно этого. Значит, Юлия в тренде? Безусловно!

А мне все хочется полета, чтобы душа сначала развернулась, а потом свернулась. Чтобы раскрыть все смыслы предлагаемого человека, все его трещинки не на раз-два-три, а в философском плане, экзистенциональном, не побоюсь этого слова. Ну, как Берман и Жандарев!

Так же, как и интервью, Меньшова сделала свой документальный фильм про Талызину. С пониманием, с тактом, нервом, ну, и с событием личной жизни, само собой. А мне опять же не хватило Б. и Ж. Я ведь помню, как они делали это на канале ТВ-6, которого больше нет. Как они понимали и чувствовали своих клиентов — прежде всего с точки зрения искусства, культуры.

То, что мне надо. Ну и еще двум-трем десяткам таких же ненормальных. На которых телевидение, в общем-то, не рассчитано. Поэтому — да здравствует Юлия Меньшова!

Ужасы нашего городка

Почти никогда не смотрел ТНТ, каюсь. Этот канал мне всегда казался детским, поверхностным. Ну и что там ловить? Да, «Комеди Клаб», плавно переходящий в «Комеди Вумен» и в «Комеди» же «баттл». Наверное, это актуальный, современный юмор, но не мой. Попсовый он какой-то. Лично мне так кажется. Все-таки я на Жванецком воспитан, на Горине, на программе «Вокруг смеха» лохматых советских времен.

А что еще, «Битва экстрасенсов»? Тоже не мое, не верю. «Дом-2»? Боже, они еще там?! Собчак уже начала не помню какую по счету реинкарнацию, а эти инфантилы все строят свою любовь. Ну, нехай строят.

При этом отдаю должное креативным продюсерам и менеджерам ТНТ, которые очень хорошо знают свою социальную аудиторию. И работают на нее в поте лица своего! Но такой футбол мне не нужен.

И вдруг они мне подмигнули, сказали: иди сюда, ближе, не бойся. В час ночи по воскресеньям, «Незакрытый показ». Новое русское кино без всякого обсуждения. Сиди и смотри.

Буду сидеть, я сказал! Вот это точно мое. Но что это? Все то же самое, «Рашка-…» Дальше продолжать? Ведь это сказал самый культурный человек на Земле. Да, от жутчайшего царского министра просвещения графа Уварова останется «православие, самодержавие, народность», а от нашего высокодуховного — это… Или все-таки повторить?

Так вот, в «Незакрытом показе» все фильмы про это. Ведь не одним «Левиафаном» земля русская полнится. Еще с конца 80-х, с «Маленькой Веры» светлой памяти и до сегодняшнего дня буквально, наши молодые и не очень кинематографисты только и делали, что снимали «ужасы нашего городка». Чем ужаснее, тем лучше.

И только один вопрос: они это делали с болью в душе за родину или чтоб иностранцам понравиться? Кто как, конечно. Так вот, для этого «Незакрытый показ» и существует: сами смотрите, думайте и делайте выводы. Только сами, без каких-бы то ни было министров. Пусть даже самых культурных.

Великая русская литература

«Круг чтения» на «Культуре» поставил Олег Табаков. Говорит и показывает МХТ.

Артисты на сцене — лица одухотворенные, светлые, как будто это молитва. Зрители в зале, точно такие же лица. Непростые зрители: глава кремлевской администрации, министр культуры опять же, Михалков. Ну, в общем, вся элита. Почти, одного только первого лица не хватало.

Но артисты прозрачны, чисты духом не из-за элиты, нет. Это их религия, вера — литература. Они читают со сцены, как с амвона, проповедуют.

Великая русская литература — может, единственное, что нам осталось, чем мы горды. Слово… «Как наше слово отзовется…» Только слово одно и осталось.

Мы воспитаны на русской литературе. Были когда-то. Она вдохновляет на высокие подвиги и на разрушение основ бытия. Русская литература, которой мы не изменим?

Уже изменили. Почти не читаем ничего, одну лабуду. Но артисты выходят на сцену со светящимися глазами и произносят чужие великие тексты. Сами они так бы не смогли сказать. Сами они, может, другие: вот берут в руки пулемет где-нибудь в аэропорту Донецка и стреляют почем зря в белый свет как в копеечку, а потом не могут объяснить зачем. Но здесь, на сцене, они просто боги.

И нет, не осталось у нас больше ничего, кроме русской литературы, ей одной только и живы до сих пор. Вот так держимся за заветное слово, великое искусство над пропастью, повисли… Это и есть Россия сегодня.