Российские аэропорты могут оказаться «коридором» для Эболы

a4c56f5d6bfaabe5db9bb4ad7f6a9cf1


фото: Геннадий Черкасов

Москва – популярный стыковочный пункт, в котором пересекаются маршруты, соединяющие Африку, Европу, Азию, Америку. Загруженность пассажирских аэропортов только в Москве в 2014 году составила около 80 млн. человек.

Рано или поздно одним из иностранных рейсов в Россию может прилететь действительно больной Эболой человек. И в таких условиях первоочередным становится вопрос безопасности пассажира, причем, не только традиционно связанный с техническими сторонами обслуживания, но и с гигиеной, с правилами оказаниями медицинской помощи. Как показала практика, в экстренной ситуации пассажир получит помощь очень не скоро.

Доказательством тому и стал злополучный рейс SU2455. Борт готовился к посадке, когда на землю была передана информация о том, что на борту находится человек с подозрением на лихорадку Эбола. Самолет приземлился на специальной санитарной стоянке. Удивительно, но с момента оповещения о чрезвычайной ситуации, до момента, когда врачи были готовы выехать на помощь, прошел почти час. При этом даже после обозначения готовности санитары не двинулись с места в течение еще получаса.

. Когда медработники, в конце концов, прибыли к самолету, на борт они подниматься отказались, так как ждали инфекционную машину из города.

Состояние пассажиров, проведших в итоге почти пять часов в самолете с предположительно больным человеком, недуг которого передается аэрозольным путем, представить легко.

Надо сказать, что санитарные службы аэропорта вообще не отличаются особым самопожертвованием и усердием. Еще прошлым летом в Шереметьево умер пассажир, возвращавшийся домой из проведенного в Испании медового месяца. Аналогичный случай в декабре произошел во Внуково – подоспевшим медикам не удалось спасти его жизнь. А многочасовое ожидание специалистов в запертом самолете, как уже отмечалось, скорее поможет распространению лихорадки, чем предотвратит его. Получается, что у Роспотребнадзора, который громче всех бил тревогу об угрозе заражения, и который постоянно заявляет о готовности борьбы с Эболой, нет ни четкого плана взаимодействия медицинских структур в угрожающих ситуациях, ни отработанной процедуры предотвращения эпидемиологических рисков?

Однако ведомство, похоже, всячески пытается оправдаться. Несмотря на то, по имеющейся информации, за четыре часа нахождения с зараженным Эболой не заразится лихорадкой очень трудно, руководитель Роспотребнадзора Анна Попова, вероятно, считает иначе. Как заявила она во вторник на пресс-конференции, регламентом на обследование зараженного самолета отводится целых шесть часов. Со своими коллегами согласен и известный профессор Тихоокеанского государственного

медицинского университета, вирусолог Михаил Щелканов, занимавшийся исследованиями лихорадки Эбола в Африке. Он уверен, что самое важное – это результат. «Больной изолирован. Идеальной ситуации никогда не бывает, но ситуация развивается совершенно стандартно. Все было сделано правильно: она была изолирована. Не надо высчитывать точные минуты – раньше они прибыли или позже», — говорит он. Щелканов также добавляет, что «система живая, отдельные люди могут ошибиться, а система ошибаться не может, она в целом эффективна».

Жаль, что у простых граждан нет такой твердой уверенности. Быть может, стоит задуматься, раз мы не чувствуем себя защищенными от Эболы, значит наши ведомства делают что-то не так?