Психолог объяснил природу эпидемий смертельных селфи

166742ef9151e10ecada31239a467f67


фото: Геннадий Черкасов

Ничто не утомляет так, как вынужденное разглядывание фоток с чужого отдыха. Или с чужой работы, учебы, дома, сада и т. п. И все же популярность селфи — фотографий собственной персоны на самом разном фоне — бьет все рекорды. Интернет буквально кишит ими. А люди, чтобы сделать такое фото, останавливаются в самых неудобных местах, а то и в опасных для собственной жизни. И погибают, как та девчонка, что в ночь на 4 июля на мосту в районе Тестовской вылезла на ограждение и, потеряв равновесие, сорвалась вниз с более чем 10-метровой высоты и разбилась насмерть. Или та, что до того пыталась сделать селфи с пистолетом у виска, но, видно, перепутала спусковые устройства и выстрелила себе в голову. И это — лишь последние примеры.

Стихийное бедствие под названием селфи приняло такие масштабы, что депутаты Госдумы предложили установить штраф в размере 10 тыс. рублей за фотографирование на мостах, стройплощадках и других опасных объектах (перечень таких объектов, по замыслу депутатов, должны определить муниципалы вместе с полицейскими). Там же, по их мнению, должны быть установлены предупреждающие таблички, информирующие о запрете селфи, а нарушителей подвергнут штрафу.

Идею установки запрещающих табличек после последней трагедии подхватили и некоторые депутаты Мосгордумы, в то время, как другие их коллеги предлагают «ударить по селфи» соцрекламой. И сделать ее такой глумливой, чтобы любители фоткаться где ни попадя выглядели полными идиотами. Тогда, возможно, они не будут рисковать жизнью ради ерунды, надеется глава комиссии Мосгордумы по безопасности Инна Святенко. Особенно, если параллельно ввести в российских школах факультативы по безопасному селфи. Откуда же эта тяга с бесконечному выкладыванию своих фото в социальных сетях?

— Это серьезная психологическая проблема, главным образом, касающаяся молодых и очень молодых людей,- разъяснил «МК» психиатр, врач-психотерапевт, эксперт по самоубийствам и агрессии подростков Алексей Мишин.- В ее основе лежит острое желание показать себя, обратить на себя внимание: вот, мол, я жив, люди смотрят мои фото, ставят мне лайки. Постепенно начинается соперничество: у меня 100 лайков, а у тебя — 5. Значит, ты лох! А это — усиленное выделение адреналина и повышение настроения: человек начинает чувствовать себя на вершине мира, а затем хочет пережить это ощущение вновь и вновь. Так формируется психологическая зависимость: один эпизод, затем второй, пятнадцатый и т. д. И человек начинает «мериться» уже не только с другими, но и сам с собой: почему за то фото я получил 200 лайков, а за это только 10? Может, пересняться в другом ракурсе? А дальше — развитие событий как при любых других зависимостях: игровой, алкогольной и проч. На первом этапе — психологическая зависимость («мне нравится», «бодрит»); на втором — физиологическая («без этого и жизнь не мила»); а на третьем — человек уже просыпается с мыслью сделать селфи, а вечером с ней засыпает. Вне этого для него жизни нет, как для того молодого человека из Финляндии, который настолько ушел в этот мир, что его еле спасли сначала от полного физического истощения, а затем от психических проблем. Главная опасность заключается в том, что за последние 10 лет появилось много новых зависимостей, с которыми приходится иметь дело современным психиатрам и психотерапевтам. Для их лечения к человеку необходимо подбирать новые ключи: традиционных, как, скажем, для борьбы с алкоголизмом, недостаточно. Специалисты активно работают в этом направлении. Однако одной лишь медпомощи или внешних запретов — на соцсети или, скажем, ай-фоны —явно недостаточно. Проблема лежит глубже и заключается в том, что сплошь и рядом за душой у подростков кроме этих самых селфи ничего нет. А если они живут только этим, то эту деятельность надо чем-то заместить. Природа не терпит пустоты, но никакой идеологии взамен у нас нет.