Преступники сажают в тюрьму

9180c118d712078ddd9627186bdbf21a


фото: Алексей Меринов

«Я информировал Сердюкова о махинациях»

44-летний Алексей Душутин сплошной комок нервов. Мечется по камере «Бутырки» и через каждые пять минут повторяет, что сгниет в тюрьме, что его скорее убьют, чем выпустят на свободу. Он, конечно, сгущает краски, хотя есть в его словах и резон.

Отец Душутина — известный изобретатель и конструктор (работал с Королевым), мать — в прошлом народный заседатель в районном суде. Сам Алексей окончил три вуза и был экономистом, что называется, от бога. Первая сеть химчисток и прачечных в Москве — это его. Ему же принадлежала строительная фирма, которая возвела детсады, больничные корпуса и много чего для города. Беды начались, когда он возглавил ВСУМ — Военно-строительное управление.

СПРАВКА «МК»

ВСУМ основано в 1937 году. Сейчас это компания, где больше 50% принадлежит государству. Построило самые знаковые военные объекты, а также академию ФСБ, здание СВР, Театр Советской Армии, Кремлевский дворец съездов, дворец спорта ЦСК, центр глазных болезней им. Федорова и т.д.

— Когда я пришел во ВСУМ, оно умирало, — рассказывает Душутин. — Долги больше полмиллиарда. Все стройки, которые велись, были убыточные. Задержка зарплаты несколько месяцев. Я сразу понял, почему все это — материалы закупались с завышением цен до 40%. Контракты срывались. Из 710 сотрудников только 407 рабочие, а 303 — служащие-управленцы.

Генерал (Душутин называет имя и фамилию) говорил в Администрации Президента, что ВСУМ необходимо обанкротить, поскольку перспектив у него нет. А я написал докладную записку в АП, где предложил себя в качестве гендиректора предприятия. Приложил я туда свой план развития, согласно которому ВСУМ вскоре должен был стать огромным государственным холдингом.

В 2006 году акционеры меня избрали гендиректором. Окончательное решение о моем назначении принимал зам. главы АП (ныне руководитель ФСКН) Виктор Иванов. Главным условием было, чтобы я не сорвал ни одной государственной стройки. И уже чуть не на следующий день после моего вступления в должность пришли ко мне начальники филиалов ВСУМ и заявили, что если в течение двух дней часть долгов не будет погашена, то все стройки Минобороны встанут. И я погасил их в том числе за счет своих собственных денег.

— Зачем вам это нужно было? В бескорыстие бизнесменов я не верю.

— К тому времени я купил немало акций ВСУМ. Я прекрасно понимал, какие возможности у этого строительного управления (все госзаказы по линии оборонки — его!).

Я горжусь тем, что строил для таких ведомств, как ФСКН, правительство Москвы, ФСБ. Мы построили лучшее в стране общежитие для Минобрнауки в Долгопрудном, на сдачу которого приезжал Владимир Путин. Больше всего строек, конечно же, было для Минобороны. Но при этом я руководству ведомства очень не нравился.

— Почему?

— Приведу один пример: мы построили Академию химзащиты (50 000 кв. м) за сумму в два раза меньшую, чем Сердюков потратил на ее проектирование.

— Таким дорогим был проект? И почему вы говорите: «Сердюков». Вряд ли министр лично отвечает за проектирование.

— Он был в курсе стоимости проекта. И он сам, по моим данным, давал распоряжения на этот счет. К сведению, обычно проект стоит 5–10% от всей стройки. Ужас в том, что академию эту так и бросили. Она стоит пустая и никому не нужная.

Еще пример ненужных и, как я считаю, преступных трат казенных денег: мы сделали по заказу Минобороны реконструкцию здания для штаба ВМФ. И сразу же после этого штаб перевели из Москвы в Санкт-Петербург. Здание бросили.

— Но вам-то что? Есть заказы, и хорошо. Вы же бизнесмен, а не аудитор Счетной палаты.

— Минобороны, руководимое Сердюковым, не заплатило нам за несколько строек. Одна из них — 200-квартирный дом для военнослужащих Космических войск в поселке Тимоново, другая — 500-квартирный для военных в Балашихе. Все они были построены ВСУМ по президентской программе «под ключ». Поскольку Минобороны не оплатило дома, мы их не передавали ему. Ко мне военные приходили, которым жить негде, плакали. Я им говорил: «А вы заселяйтесь!». Они: «Как же? Нас выгонят из этих не сданных квартир». Я им: «Дом принадлежит ВСУМ, я его директор, и я вас точно никуда не выселю».


фото: Александр Астафьев
Экс-министр обороны Сердюков.

— Все эти дома до сих пор не заселены?

— Нет. Представляете?! Три миллиарда бюджетных рублей потрачены впустую. И пока я за решеткой, никто не сможет сдать эти дома. Вся документация (а бумаг столько, что не влезли бы в эту камеру) у меня.

— Правда, что вы писали министру обороны Сердюкову письма, в которых рассказывали о махинациях в военном ведомстве?

— Да. Дела в ВСУМ шли последние годы более чем хорошо, предприятие выиграло тендеров на 4,5 миллиарда рублей. Но контракты представители Минобороны со ВСУМ отказывались заключать под разными предлогами. Тянули и тянули. Смысл? Откаты. Ко мне приходили «посыльные», которые называли подчас такие суммы, что стройка становилась убыточной. И все это подавалось так, будто это напрямую от министра. Я ему писал, сообщал об этом. Но ни разу ответа не получил. Я рассказывал Сердюкову, как один генерал незаконно, без всяких конкурсов и экспертиз и документации направил 400 миллионов рублей, полученных от утилизации химического оружия, на ремонт Академии войск в Костроме. Для сравнения: на строительство с нуля главного корпуса всей этой академии (площадью свыше 35 тысяч кв. м) ВСУМ потратило в два раза меньше — 200 миллионов. И снова тишина.

Потом начали создавать различные препятствия на почти законченных стройках. Как-то высшие чины Минобороны, генералы (называет фамилии, но в интересах следствия мы их не разглашаем. — Прим. автора), меня вызвали в Академию химзащиты (она уже готова, оставалось только сдать) и требуют подписать контакт. Я читаю и «по стенке сползаю» — по документам я должен передать права некому субподрядчику. Это никому не известная фирма с уставным капиталом в 10 тысяч рублей и зарегистрированная в комнате общежития в Ярославле. Когда я отказался, меня фактически взяли в плен — не выпускали с территории академии. Этот договор сейчас у военной контрразведки, против двух генералов возбуждены уголовные дела. Я могу рассказать столько о делах, творившихся в Минобороны, о которых все еще никто не знает! Почему у меня не берут показания?

Из письма на имя министра Сердюкова от 5 июня 2008 года.

«Группа уволенных генералов Минобороны контролирует потоки денежных средств и прохождение документов на всех стадиях, выдавая это за ваши личные указания…

Вчера доведенный до отчаяния непрерывным давлением со стороны (перечисляет фамилии генералов) главный инженер Линник В.Ю. подал рапорт об увольнении… По его словам, ему приходится достраивать дачу на 15 га земли для командующего сухопутных войск…»

Генералы. Откаты

— Минобороны должно было ВСУМ больше 300 миллионов рублей, продолжает свой рассказ Душутин. — Думаю, чтобы не платить их, решено было поставить вместо меня нового гендиректора, активы предприятия вывести на подставные фирмы и обанкротить его. В июне 2011-го все сотрудники ВСУМ неожиданно узнали, что было проведено тайное собрание акционеров по поводу смены гендиректора. Никого об этом, включая меня, не уведомили. Проводил это заведомо незаконное собрание и вел протокол лично Сердюков. Он избрал гендиректором свою приближенную Ларису Егорину.

…Я бы в это не поверила, но вот документ. На нем подпись Сердюкова. Кто бы мог подумать, что министр лично будет вести собрание акционеров на каком-то предприятии! Зачем? И почему он поставил Егорину? Симпатичная женщина к своим 30 годам возглавила около 50 (!) предприятий стройкомплекса Минобороны от Калининграда до Находки. Может, она гений? Или волшебница? Ну как, скажите, можно одновременно управлять таким количеством сразу? Судьба некоторых этих предприятий, правда, была печальна. Имущество из них выводилось, а сами они становились банкротами. Лариса Егорина вместе с Васильевой сейчас проходит обвиняемой по делу «Оборонсервиса». В отличие от Душутина в СИЗО не попала, заключила сделку со следствием.

После назначения на должность Егориной были расторгнуты практически все контракты ВСУМ. Сотрудников даже не уволили, о них просто забыли.

— Душутин написал кучу жалоб, обратился в полицию, чтобы признать преступным само тайное собрание акционеров, на котором его лишили должности, — рассказывает член Совета по правам человека при Президенте РФ Андрей Бабушкин. — А потом случилось вот что: на счет Душутина некто Попович перевел 1 миллион рублей — ровно на статью 159 УК (дела по ней возбуждаются по преступлениям, где ущерб от миллиона). После этого он сразу закрыл счет, чтобы деньги нельзя было вернуть, и выключил телефон, чтобы ему нельзя было дозвониться и выяснить: что это за деньги вообще? После этого липовый потерпевший пошел в полицию, и следователь по особо важным делам СЧ ГСУ ГУ МВД по Москве Сидоров потребовал взять Душутина под стражу. И ведь судью Хамовнического суда не смутило даже, что человек обвиняется в мошенничестве в сфере предпринимательской деятельности и заключение под стражу по таким делам не предусмотрено законом.

Изучаю материалы дела. И впрямь какой-то абсурд. Некий «потерпевший Попович» (гражданин Украины, судимый, проживающий в США), и следователи не могут даже толком объяснить, в чем вообще состоит обман.

Суд дал Душутину 5 лет, которые потом президиум Мосгорсуда снизил до трех. Он в этом феврале должен был бы освободиться. Но воли ему явно не видать. Кто-то очень этого не хочет. Против Душутина недавно возбудили два новых уголовных дела. И под амнистию он вряд ли подпадет. Ибо — зачем?

Пока Душутин в тюрьме, все его фирмы отобрали рейдеры. Поддельные печати, подписи, и все — ему ничего больше не принадлежит.

— Даже машину его продали. Хотя у нас же дома ключи, документы на нее, — плачет 75-летняя мать. — Как такое возможно вообще?

О рейдерстве писали многие. Например, в статье Хинштейна говорилось:

«Фамилия Палихаты всплывала в связи с захватами и того же НИИЭМИ, и института ГИПРОХИМ, и редакции «Нового времени». В 2001 году он был осужден к 2 годам за мошенничество, но амнистирован. Однако вот парадокс. Несмотря на очевидность преступления, раскрыть его не могут уже 5 лет. В августе 2008 года следователь Следственного комитета МВД вынес постановление о привлечении группы лиц в качестве обвиняемых. В черном списке значился Палихата. Однако уже через несколько дней дело в авральном порядке было передано из МВД в СКП (будущий СКР), где оно благополучно и стало затухать. Палихату из числа подозреваемых вывели… Следователь Андрей Гривцов, пытавшийся привлечь рейдеров к ответственности, сам в итоге оказался обвиняемым. Его арестовали за попытку получения взятки от Владимира Палихаты».

Александр Хинштейн

«От Бастрыкина выдачи нет», «МК», 7 сентября 2011-го.

— У меня в производстве имелось два уголовных дела о рейдерстве, — рассказывает экс-следователь Гривцов. — Дело Душутина знаю. Думаю, оно действительно заказное.

— Понимаете, мне так стыдно, что он в тюрьме, что его снова будут судить, — 79-летний отец Душутина весь в страшных шрамах от ожогов. — Я им гордился всю жизнь. А тут заявили, что он мошенник. Я в суде поджег себя, наделся, что меня не спасут и моя смерть привлечет внимание к делу сына. Но меня спасли, и я ему живой ничем помочь не могу. Они ведь даже дело о покушении на моего сына закрыли. Судья сказал: «Ну ведь его не убили. Пока…».

В «Бутырке» с Душутиным происходили всякие странные вещи, которые были зафиксированы правозащитниками. Однажды судья отпустила Душутина под залог, но его из СИЗО не выпустили. Сначала выдали паспорт, подвели к дверям, и… посадили в клетку, где продержали ровно столько, чтобы хватило времени решение судьи оспорить. Следователь Сидоров, по словам Душутина, бил его, обещал проблемы в СИЗО, и те правда случились — карцер, спецблоки, подозрительные сокамерники…

— Ко мне в камеру посадили двух бандитов. Как они надо мной издевались… Не буду об этом. Моим родителям звонили. Вымогали 400 тыс. долларов в обмен на то, чтобы я в камере выжил. Следователи говорят, что если меня не удастся обвинить еще по новым статьям, то добьются, чтобы провели психиатрическую экспертизу и меня признали невменяемым. И тогда все мои показания по стройкам Минобороны точно рассматривать не будут.

Все, кто занимается бизнесом, должны знать мою историю. Вы же опубликуете все это? Пожалуйста! Они боятся вас, боятся правды и огласки! Как любая нечисть боится солнечного света. Пусть это будет моим завещанием. Все равно мою жизнь они заберут. И я официально заявляю, что передаю все свои предприятия и все имущество государству. Чтобы они не достались рейдерам.