Куратора «Тотального диктанта» заподозрили в связи с лингвофашистами

16e1a642cf23b607b3438d40742bfdeb


фото: morguefile.com

Вот что Алексей написал на своей страничке: «Казалось бы, что может быть опасного в «Тотальном диктанте»? Сегодня мой рабочий день начался в прокуратуре. Там у меня сначала спрашивали про диктант, другие мои общественные инициативы, а потом вежливо поинтересовались, что я знаю про граммар-наци, не финансируют ли они мою деятельность. Показывали картинки, которые это движение использует (а там стилизация под нацистскую символику), и о моем отношении к этим картинкам справлялись. Еще интересовались, какие чувства я испытываю к людям, которые делают ошибки, нет ли у меня желания их уничтожать. Мило побеседовали…»

Чтобы было понятно, Grammar Nazi — это сообщество людей, которые выискивают среди пользователей интернета особо неграмотных и начинают их доводить. В одной из соцсетей себя они называют «грамматическими нацистами», «национал-лингвистами», «лингвофашистами». И объясняют: «Мы — агрессивные грамотеи с обострённым чувством прекрасного. Раздражаемся, когда кто-то допускает грамматическую или орфографическую ошибку, и мгновенно бросаемся в атаку, размахивая словарями…»

Но причем здесь «Тотальный диктант»? — задаются вопросом неравнодушные к акции.

— Собственно, написал я этот пост, потому что мне стало обидно: занимаешься полностью волонтерским проектом, который отнимает много времени и сил, а потом тебя вызывают в прокуратуру и требуют объяснений. И тебе приходится оправдываться…

— Алексей, а вся эта беседа велась на полном серьезе?

— Как вам сказать, мне наша встреча была подана следующим образом: «нам вышестоящее начальство отписало, что надо разобраться, вот мы и выполняем их поручение».

— Но вопрос: «нет ли у вас желания уничтожать неграмотных» — это прямая цитата или ваша художественная интерпретация?

— Ну я передал его не совсем в исходной форме. Вопрос звучал так: «как бы вы хотели ликвидировать неграмотных?» Не неграмотность, а именно неграмотных. Я ответил, что единственный выход — это сделать их грамотными.

— А об этом сообществе вы до беседы с сотрудниками прокуратуры знали?

— Слышал это название от журналистов, филологов, но в детали не вдавался. В моем понимании, это люди, которые уж очень трепетно относятся к грамотности, скажем так, любители русского языка, ушедшие в радикализм. Но мне начали показывать картинки, объяснили, что у граммар-наци оказывается есть символика, она действительно похожа на нацистскую. Я этого всего, естественно, не знал. Но даже если бы и знал — как я сними могу быть связан?

— А вопрос, не финансируют ли «лингвофашисты» вас или саму акцию, вам действительно задавали?

— Да, причем несколько раз. Сперва намеками, мол, знаете ли вы это сообщество? Я ответил, что не знаю. Через несколько минут опять: «а вы с ними случайно не списывались?» А как я могу списываться с группой, о которой я не знаю. Потом, видимо, решили сделать ход конем: «Не обращались ли вы к ним за финансированием, не рекламировали ли они ваше мероприятие?»

В конце беседы Алексею выдали документ, согласно которому ему следует предоставить в прокуратуру Октябрьского района Ростовской области уставные документы на его фирму (он занимается турбизнесом) и копию договора, связывающего его с "Тотальным диктантом". К слову, в этой бумаге друзья Алексея заметили досадную опечатку: вместо «Ростовской области» написано «Ростковой».