Как фетишистов и эксгибиционистов можно лишить водительских прав?

d7416eb825fc28557d43150c0630e2de


фото: AP

Смех и недоумение — такую реакцию вызвало решение правительства России у большинства практикующих в интимной сфере медиков и психиатров. «Сексуальный» раздел черного списка диагнозов, перекрывающих россиянам доступ к рулю, специалисты уже назвали дискриминацией. Причем поводов и для хохота, и для вспышек негодования нашлось сразу несколько.

Первое — это диагностика подобных «отклонений». Точнее, ее практически полная невозможность. Как объяснил «МК» врач-сексолог Александр Полеев, уличить приличного на вид гражданина в какой-либо сексуальной девиации крайне сложно.

«99% сексуальных психопатов никогда себя не выдадут. Они специально маскируются и в обыденной жизни ведут себя как можно скромнее, не желая привлекать к себе внимания, — уверен Полеев, — а те единицы, которые обращаются к психиатрам, делают это исключительно анонимно». Для врача же выдать подноготную собственного пациента – дело непозволительное. Ведь клятву Гиппократа и медицинскую тайну российский Белый дом пока не отменял даже в отношении тех, кто лечит любителей подглядывать в замочную скважину. А если изобличить странные наклонности будущего водителя нельзя, то и закон работать не будет. Разве что человек сам по доброй воле придет в ГИБДД «с повинной» и принесет из психдиспансера справку, что он «транссексуал» или «фетишист».

Во-вторых, по мнению многих врачей, то или иное отклонение в интимном поведении можно приписать львиной доле взрослого населения нашей, как, впрочем, и любой другой страны.

«Одних только вуайеристов у нас насчитывается порядка 0,5% всего мужского населения, — продолжает Александр Полеев. — Но это только те, кто подглядывает за голыми женщинами в примерочных или ставит видеокамеры в женских туалетах». А если приплюсовать сюда так называемых «порнофилов», то есть тех, кто дома смотрит порнографию, то вообще со счета собьешься.

При этом медики не понимают, каким образом пристрастия в постели могут влиять на управление автомобилем.

«Как эксгибиционист может создать аварийную ситуацию на дороге? — рассуждает Полеев. — Он что, будет высовывать в окно машины свои половые органы, чтобы проезжающие мимо полюбовались? Ведь совершенно очевидно, что не будет!».

Такие же сценарии психологи привели в качестве примеров и для носителей остальных запретных диагнозов. К примеру, фетишист, по их мнению, не станет в пробке на Садовом кольце разглядывать, обнюхивать или примерять очередную пару женских колготок или трусиков. «Для таких людей крайнюю важность представляет атмосфера, особая обстановка, — говорит Полеев, — ихколлекции аккуратно разложены по отдельным полочкам и шкафчикам». Так что степень опасности водителя-фетишиста вполне сопоставима с водителем-библиофилом, уверены психологи. Ведь последнему тоже может вдруг взбрести в голову мысль за рулем раскрыть книгу. «С этой позиции куда опаснее киноманы, — уверен доктор, — они устанавливают в салоне машины телевизоры и глазеют в них вместо того, чтобы следить за проезжей частью».

При этом даже столь серьезная социальная угроза, как педофил, на трассе чаще всего будет вести себя «тише мыши». Как объясняют психиатры, педофил никогда не станет выслеживать свою жертву на автомобиле. Он неспешным прогулочным шагом подойдет к школе, присядет на лавочку, осмотрится да прикинет, что к чему. Выберет взглядом подходящего подростка — скорее всего, из неблагополучной семьи, бедно одетого, одинокого. Машина в такой игре в кошки-мышки — только помеха. А вот в обычной жизни, вероятнее всего, педофил даже на красный свет проехать не рискнет. Лишние проблемы с правоохранительными органами преступнику ни к чему.

По мнению большинства опрошенных «МК» врачей, единственная группа риска, которая может гипотетически представлять хоть какую-то угрозу на дороге, — это транссексуалы. И то далеко не все и не всегда. Как пояснила врач-сексопатолог Диана Генварская, условный «Вася», желающий стать «Машей», на определенном этапе начинает принимать гормоны. Препараты эти вызывают целую гамму ощущений, главное из которых — сильная боль во всем теле. Если такой «человек-трансформер» в этот момент сядет за руль, он, безусловно, опасен. Ведь контролировать свои действия в подобном состоянии нелегко. Но побочные эффекты гормональной терапии наблюдаются лишь на первых порах: как только эмоции и физические ощущения приходят в норму, абсолютно никаких препятствий для вождения нет.

Однако, нашлись и те, кто решение правительственных чиновников полностью поддерживает. Так, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга единоросс Виталий Милонов встретил черный список настоящими овациями.

«Это абсолютно правильное и своевременное решение! — заявил городской парламентарий «МК». — А те врачи и сексологи, которые ему противятся, сами являются первостепенными извращенцами». При этом основным злом, по мнению Милонова, является именно гомосексуализм. А такие девиации, как подглядывания или отрицание своего пола, — всего лишь его подвиды и вариации. «Это все одного черного куста ягоды, — уверен Милонов, — Любой извращенец по сути гомосексуалист».

При этом никаких проблем в диагностике у граждан России «сексуальных расстройств» депутат не видит. «Те, кто говорит о невозможности выявления и о том, что закон не будет работать, просто лоббисты, — считает он.

По мнению Милонова, сейчас главное — в кратчайшие сроки кардинально реформировать систему психоневрологических диспансеров. Вместо них нужно создавать профессиональные медкомиссии при ГИБДД, куда будут приходить потенциальные водители. «В военкоматах еще с советских времен психиатры на медкомиссии легко вычисляли гомосексуалистов», — уверяет Милонов.

А чтобы у медиков поубавилось желания проставлять штампы на справках «с закрытыми глазами», парламентарий предлагает ввести для них строгие наказания. «Необходимо предусмотреть в законодательстве строгую ответственность для врачей вплоть до уголовной», — заключил депутат.