Единому учебнику математики — быть?

a14349207dbcefa8c3f87047c624a4d6

— Вот, к примеру, известный учебник математики Алимова — еще советский. Поэтому нужно обратить внимание на советскую же систему контроля знаний — она была многоступенчатой, директор получал от учителей данные каждую четверть, были постоянные проверочные контрольные на городском уровне и т.д. Баумана. Начальная школа отрабатывает отлично, а вот с 5–6-го класса идет падение. — Но сегодня на него выделено в два раза меньше учебных часов, чем было прежде, а 160 страниц текста при этом в книгу добавлено! Математика — точная наука, и по ней можно, нужно и, к слову, несложно подготовить единый учебник, который гарантирует повсеместный стандарт обучения этому предмету в любой школе России. Сегодня в школе очень мало математиков, которые знают, любят предмет и умеют заинтересовать учеников. В общем, по словам почти всех экспертов, математика гораздо больше, нежели та же история, о едином учебнике по которой еще недавно говорили все, нуждается в стандартизации. Все же остальные (а их большинство) учили базовый уровень, стандарт. Но учили его хорошо! Единые требования к стандарту и учебнику остро необходимы. — «Поезд Мурманск—Санкт-Петербург вышел в 9.15 и прибыл в 11.15 на следующий день. — И самое главное — вопрос формирования и утверждения учебной программы и плана. — В элементарных арифметических действиях с отрицательными числами делают ошибки 50% старшеклассников. В результате весь мониторинг превращается в фикцию — реальных результатов не видно. фото: Геннадий Черкасов

Признаков проблем с математикой — множество. Может ли ребенок качественно усвоить материал? Даже при взгляде на проблему со стороны работодателей, у которых востребованы инженерные специальности, звучат претензии не к вузам, которые выпускают слабых специалистов, а именно к школьным основам, к стандартам, по которым сейчас готовят учителей и заставляют их работать. И нужно заниматься аттестацией и квалификацией учителей. Я не скажу, что это чушь, — это, видимо, так или иначе нужно, но не в ущерб же основной специализации — преподаванию математики?! Безжалостно избавляться от тех, кто занимается профанацией! Что мы видим сегодня — сегмент одаренных не уменьшился, в нем все отлично. Хороший, качественный, — говорит Татьяна Бурмистрова, замруководителя Центра естественно-математического образования одного из издательств, выпускающих учебники. Сколько времени он был в пути?» 25% выпускников школ не справились с этой задачей! Второй вопрос — учебники. — Сегодня слишком многое отдано на откуп муниципалитетам и даже школам, — продолжает Виктор Панин. Сейчас педагоги заинтересованы получить высокие результаты этих проверок любой ценой, поскольку это влияет на их зарплату. Вот, скажем, знаменитый задачник Марка Сканави: «Великолепная книга, до сих пор ничего лучше не придумано и не написано, — уверен Сергей Граськин, директор лицея №1580 при МГТУ им. — недоумевает директор Центра педагогического мастерства Департамента образования г. — Требований к учителю в современных стандартах очень много, — говорит Владимир Гутенев, первый зампред Комитета по промышленности Госдумы. Молодой педагог сказала мне, что она является проводником образовательных услуг. Москвы Иван Ященко. Минимальные пороговые значения баллов ЕГЭ пришлось снизить с 24 до 20 баллов, а по данным исследования Рособрнадзора, многие выпускники российских школ не могут решить элементарных математических задач для 6–7-х классов. А вот базовый уровень 90% детей резко упал. Школа выбирает программу самостоятельно, но какой бы ни был хороший учебник, его можно так встроить в учебную программу, что толку будет ноль! И что ребенку дали, то он должен взять, а что не взял — его проблемы… В результате если ребенок отстает по причине болезни или просто что-то слабо понял, то в знаниях остается пробел — его никто не наверстывает. — Зачем тогда что-то новое, непроверенное в этой нише? Еще одна проблема — система контроля знаний учащихся. Мода на обновление тоже не всегда идет на пользу. Гораздо важнее не педагогов наказывать за слабые результаты учеников, а получить реальные, правдивые результаты, считает зампред комитета ГД по образованию Ирина Мануйлова: — В СССР с точки зрения изучения математики в школе всегда был сегмент одаренных детей, олимпиадников, тех, кого математика зацепила в начальной школе, и они сами, добровольно и с удовольствием ею занимались — глубоко и дополнительно. Серьезную проблему также составляют избыточная, по мнению многих экспертов, свобода школ в формировании программ обучения и неразбериха в учебниках. Характерный пример проблемы подхода современного учителя к образовательному процессу привела Инна Жоголева, член Общества многодетных матерей ЮВАО г. А вот моему младшему не повезло, он уже попал на учителей новой формации. Естественно, бесполезно учить дифференцированию в 11-м классе тех, кто не может решить задачи для 6-го класса… Реальной, жесткой. Председатель Общества защиты прав потребителей образовательных услуг Виктор Панин высказывался более жестко: — Проблема с предметниками — серьезнейшая. Вместо того чтобы сосредоточиться на своем предмете, учитель обязан быть «человеком-оркестром», подтверждая все новые и новые навыки, влияющие на зарплату. Москвы: — Мои старшие дети учились в математической школе еще с учителями старой гвардии — великолепные люди, занимающееся с детьми плотно, много, качественно. В результате если директор — физрук, то занимаются в этой школе в основном физкультурой, если биолог — биологией. — Он должен разбираться в соцсетях, знать иностранный язык, уметь преподавать детям мигрантов и детям с ограниченными возможностями и многое другое.