В психбольнице «Бутырки» застряли сумасшедшие без паспорта и гражданства

6dabfb61de6ce34830e3bc3d79921bb0


фото: Геннадий Черкасов

На каждом этаже старого четырехэтажного здания психбольницы — свой запах. Хотя, казалось бы, лекарства одни и те же, да и пищу развозят по камерам одинаковую. Но запах во многом зависит от самих пациентов. Чем сильнее человек потерял рассудок, тем меньше обращает внимания на гигиену. На одном этаже – буйные, на другом – спокойные, но невменяемые, на третьем – выздоравливающие.

Большая камера-палата пахнет приятно (тем более только что здесь раздавали пациентам ароматный борщ). Но первый же заключенный честно признается: он — сумасшедший.

-Меня после задержания в Екатеринбурге посадили в тамошнем СИЗО в камеру-одиночку. Я там месяц просидел, и что-то с головой у меня случилось.

-Думаете, от одиночества?

-Да. Я еще очень переживал за свою женщину и ребенка. И вот что получается: меня признали невменяемым и назначали лечение. Но следователь сейчас говорит, что никаких претензий ко мне нет, что разобрались – я не виноват. А мне все равно лечиться придется? А если я докажу, что у меня с головой проблемы именно из-за содержания в «одиночке», мне выплатят компенсацию? Там вроде по 100 евро за день. А я уже 7 месяцев в общей сложности за решеткой.

— Не припомню, чтобы такие большие суммы кому-то выплачивали.

-Дело не в деньгах. У меня их хватает. Дело в принципе. Полицейские меня обвинили в краже «Ленд Круизера» стоимостью 3 миллиона рублей. А у меня самого «Мерседес» вип-класса, мне этот джип не нужен и я его действительно не крал. Я «смотрящий» за городом N (название есть в распоряжении редакции – прим. Авт.), мне по статусу не положено руки воровством и прочими делишками марать. А полицейские пришли ко мне домой и заявляют: «Ты, как смотрящий, не мог не знать об угоне». Мало ли что я знаю?! Но за знание в тюрьму не сажают. Они меня в одиночке и держали из-за моего статуса «смотрящего».

СПРАВКА «МК»:

В начале июня 2014 года сотрудниками УУР ГУ МВД России по Свердловской области задержана банда угонщиков. Преступления члены группы совершали на территории всего региона. Передвигались они на автомобиле «Мерседес», присматривая очередную жертву, Предполагаемый лидер — так называемый смотрящий по городу – был задержан в своей квартире.

— Знаете, чем я на самом деле занимался? По всему Уралу деньги собирал в “общак”, из которого “грели” зоны.

-Допустим. А как же вы сможете быть “смотрящим” после того, как вас признали невменяемым?! Разве ваш авторитет не пострадает?

— Есть выход. Я потом приеду на новую экспертизу, проплачу, и она покажет, что я здоров. И все. Я 24 года в общей сложности провел в колониях… Но не ропщу. Мне по жизни положено страдать.

— Страдать? Вы смеетесь, что ли? Сами же выбрали себе такой путь.

— И то верно. Мои одноклассники все на заводе работают. Угробили там себя. Кто спился, кто совсем больной.

***

— Почему вы ничего не принесли нам в подарок? — спрашивают заключенные-пациенты очередной камеры-палаты.

— А что бы вам хотелось к празднику получить?

— Паспорт и чтобы в больницу отправили.

Крошечный сморщенный человек с большими глазами рассказывает, что лучший подарок для него – приведение приговора в действие. А приговор, вынесенный аж 7 месяцев назад – принудительное лечение в психбольнице Московской области. Но отправить туда не могут — лечебница не принимает пациентов без документов. А у него их нет. И вообще непонятно — гражданином какой страны является этот заключенный? Сам он не помнит ни адреса, ни места рождения. У него, кстати, диагностирована клептомания, причем, ворует исключительно женские пуховки. Глядя на правозащитницу Анну Каретникову даже несколько раз шутил: “Вот точь-в-точь как у тебя куртка, такие крал и продавал”.

Второй заключенный помнит, что он из Узбекистана. Говорит, что потерял документы. Показывает свою переписку (точнее, его родных) с посольством. Так вот не поверите, но «добрые» люди из посольства советуют ему явиться лично (!) и подать документы. Доктора и тюремщики 25-летнего тяжелобольного парня в посольство не отпускают, что вполне логично. И он тоже вынужден лежать в “Бутырке” уже полгода после вынесения приговора о принудительном лечении.

Начальник СИЗО говорит, что когда он только пришел в изоляторов, нашел здесь не меньше 70 таких «бездокументных» пациентов. Многие из них сидели по 6-7 лет! За это время они могли бы сто раз вылечиться и быть на свободе. Тогда проблему удалось решить: срочно была создана комиссия, в которую вошли сотрудники миграционной службы и чиновники от медицины. ФМС выдавала человеку временный документ, лечебница с этой бумажкой принимала. Но в прошлом году из-за изменений в законодательстве пациентов без документов, приговоренных к принудительному лечению, снова перестали принимать в больницах. И двое заключенных, которые нам пожаловались, застряли в «Бутырке»… Впрочем, руководство СИЗО обещает после всех праздников с этим разобраться.

***

-Я сейчас разденусь наголо, а вы осмотрите меня, — пациентка Светлана снимает кофту. Мы пытается остановить ее.

-Нет, меня не били, но будут бить. Зафиксируйте, — просит она и снова начинает раздеваться.

Девушка серьезно больна. Жалуется на то, что ее хотят изнасиловать какие-то женщины, уверена, что ее за решеткой скоро убьют по «заказу» с воли. Никаких оснований ни для того, ни для другого – нет. Но мы , как правозащитники, обязаны в этом убедиться наверняка. Убедились.

Таких тяжелобольных, как Светлана, здесь много. Большинство из них сошли с ума за решеткой. Обычно это интеллигентные начитанные люди, которых даже представить трудно замешенными в каких-то криминальных делах. Маленькая белокурая Света в очочках, похожая на учительницу или пианистку, к примеру, подозревается в распространении наркотиков. Как такое могло случиться? Не представляю…

Пациенты психбольницы “Бутырки” мечтают не просто о свободе. Они хотят быть в гармонии с этим безумным миром. А когда такие мечты могут сбыться, кроме как не в Рождество?