«Бессмертный полк» изнутри: «родителям бы это понравилось»

8c6f57065b1474a50ad20e3988b26829

Фото: Геннадий Золотухин

В казанской электричке, как обычно в выходной день, мало народа. Необычно, что много мужчин в костюмах, к праздникам у нас все-таки проще относятся. «Уважаемые пассажиры, всех с праздником и счастливого пути, вашему вниманию предлагаются флаги «Девятое мая», — хорошо поставленным голосом продает появившийся в начале вагона невысокий плотный человек в джинсовой куртке. – Цена для такого размера чисто символическая – 100 рублей». Торговля шла довольно бойкая – только в одном вагоне он продал семь флагов. Через три станции торговец вернулся и пенсионер, купивший в первый его заход два флага, взял еще один – внуку забыл.

На площади у Белорусского вокзала в полдень собираются участники шествия «Бессмертный полк». Людей не то чтобы много, но они постоянно уходят вниз по Тверской, а меньше их не становится. Смысл акции в том, чтобы пройти с портретом воевавшего родственника от Белорусского вокзала до Красной площади. Люди идут по одному-два-три человека и видно, что это или родственники, или очень близкие друзья – «производственным коллективам», вероятно, разнарядку не стали спускать. У некоторых абсолютно одинаковые конструкции, на которой крепится фотография. Организатор Надежда говорит, что их можно было бесплатно взять в МФЦ.

Вчера в своем твиттере на акцию пообещал прийти депутат Государственной думы Валерий Рашкин. Зная его любовь к разным нарядам, депутата нужно было обязательно найти – он вполне себе мог прискакать на коне и в буденовке. Однако на этот раз Валерий Федорович не оправдал ожиданий и пришел в красной куртке (хотя было довольно жарко) и такой же бейсболке. Возможно, ему было не очень удобно перед товарищами и руководством – на акцию пришло все политбюро КПРФ во главе с Геннадием Зюгановым.

Разговорились с москвичкой Галией — она в одиночестве несет портрет отца – Герфана Нурулловича Нуруллова. ОТец, конечно, воевал. Ее никто не просил прийти; да, пришла сама; везде про шествие говорили. Почему? «Не знаю. Мне кажется, ему бы это понравилось».

У Владимира воевал отец Иван Яковлевич Махринский. Его, кадрового военного, в 1938 году посадили, но так как репрессии были уже на излете, через полгода выпустили. Вернулся в свой полк – все молчат, как будто ничего не случилось. Через какое-то время вызвал командир полка и отправил учиться в Академию Фрунзе, сказал, что чувствует свою вину в случившемся. Войну Иван Яковлевич закончил уже сам командиром полка. Владимир пришел с женой, только «она где-то потерялась, сейчас найдется». Пришел потому, что отец был достоин пройти по Красной площади.

Петр Михайлович Новак войну начал с Финской кампании. Великую Отечественную встретил в Брестской крепости – он служил пограничником. Вероятно, там же и закончил, внучка и правнучка Инна и Екатерина, ничего об этом не знают – он 65 лет числился пропавшим без вести

В толпе нечасто, но встречались люди полностью одетые в военную солдатскую форму – купили в военторге, объясняют, и вообще чрезвычайно много символов – георгиевских ленточек, пилоток, флагов. Нет только ветеранов. Вообще нет. Не доходя до Пушкинской площади, случилась небольшая сенсация – люди собрались вокруг какого-то центра и почти остановили движение колонны. Этим центром оказался ветеран с бородкой и в красивой форме, (разумеется, не солдатской). Ветеран давал интервью хипстерского вида юноше, а люди вокруг внимательно слушали.

Похоже, что нам пора учиться встречать День Победы без победителей.