Астрадамовы страсти в год козы: Чубайса атаковал баран

603535e7a3e3a4651baab1884b37eb85

Видимо оборотистый животновод прикинул, что если его четвероногие подопечные будут и впредь попадать под трамвай, это сулит явную выгоду. Возможно, животному чем-то не понравилась сухановская двухколесная машина, или циклист сам раздразнил рогатую дребезжанием своего звонка… Впрочем, в момент ДТП самого Анатолия Борисовича в «Мерсе» не было. Курсировали по ней «паровички» – паровые трамваи. Во всяком случае результат налицо: коза-задира умудрилась так ловко боднуть велосипед, что Суханов слетел в придорожную канаву. Штаны порвал, шишку набил, да еще и от местных мужиков досталось: чего, мол, ветрогон эдакий, ты тут ездишь, наших коз пугаешь?! Один из них, некто Петр Суханов, совершая свой обычный вело-моцион от Тверской заставы до Серебряного Бора и обратно, проезжал по улице Всехсвятского и неожиданно подвергся яростной атаке местной козы. самый настоящий баран! И еще один дорожный форс-мажор с участием талисмана наступающего 2015-го. Через некоторое время вагоновожатые стали замечать, что за Астрадамовым у самого рельсового полотна постоянно пасутся чьи-то овцы, которые частенько норовят шарахнуться поперек движения поезда. На эти деньги крестьянин купил аж двух молодых овечек! Как задумано, так и сделано! Рельсы загородной линии были проложены через дачные места, через крестьянские поля, мимо заповедных рощ Петровско-Разумовского… Такое совпадение показалось весьма подозрительным, и мировой судья ушлого мужичка все-таки «расколол». Зато барану (как предположило следствие, он принадлежал кому-то из жителей соседних кварталов и в то утро попросту удрал от хозяина) безумная атака стоила жизни. фото: Александр Корнющенко

Судя по тому, что мне удалось обнаружить в старых хрониках, напрашивается интересный вывод: оказывается, по крайней мере на протяжении последних ста-ста двадцати лет овечье и козье «племя» преуспело по части создания дорожно-транспортных происшествий в нашем мегаполисе.В 1902 году в Белокаменной существовала так называемая загородная трамвайная линия, соединявшая Бутырскую заставу и Сельскохозяйственную академию (ту, которая позднее стала Тимирязевской). Неподалеку от прежнего сельца Астрадамова перед паровиком, тянувшим четыре вагончика с пассажирами, через линию внезапно бросилось стадо овец, принадлежавших здешнему жителю М. Однако на страницы журнальные эта история попала. Прибывший полицейский чин составил протокол, и дело передано было в соответствующие инстанции для судебного разбирательства. Окрестности этого селения в ту пору были излюбленным местом катания московских велосипедистов. Именно на фоне таких идиллических сельских пейзажей случилось однажды на трамвайных путях ЧП. Естественно, на сей раз никакой компенсации за погубленную скотину абориген не дождался. Лимузин в результате столь необычного тарана практически не пострадал. На сей раз речь пойдет о временах куда более близких к нам. Одна из них замешкалась и погибла под колесами маленького паровоза. Ранним утром 25 сентября 1995 года по широкому и пустынному в этот час Ленинскому проспекту ехал «Мерседес». Другой случай произошел двумя годами позже в районе села Всехсвятского, на Петербургском шоссе (нынешний район около метро «Сокол»). В результате вынесенного слугой Фемиды решения хозяин покойной овцы сумел получить от «трамвайщиков» (линию эксплуатировало Бельгийское общество городских железных дорог) весьма существенную по тем временам компенсацию за материальный и моральный ущерб: 15 рублей. Со смертельным исходом. Выходит, и наступивший 2015-й должен стать для всех нас весьма боевым. По ходу разбирательства выяснилось, что хозяин у «четвероногого смертника» – все тот же хорошо знакомый владельцам трамвайной линии крестьянин М. Несколько раз подобные «забеги» обходились без жертв, но в очередной раз барашек все-таки угодил под колеса. Вот они какие отчаянные, эти самые овцы да козы! Интереснее всего, что иномарка, атакованная рогатым «камикадзе», числилась в правительственном гараже и обслуживала тогдашнего первого вице-премьера Чубайса. Вдруг, когда лимузин поравнялся с домом №78, откуда ни возьмись, под колеса ему бросился… Газетные репортеры того времени описывали произошедшее так. Бедняга-спортсмен пытался искать справедливости у судьи, но так ничего не смог добиться.