Алла Пугачева: «Сейчас такое «Евровидение», что оно как раз для Сергея Зверева»

afd8163a324ae8265ce1e6ae583b393d


фото: Лилия Шарловская

О детях

— Сейчас такое время тревожное, не понятно, что в мире творится. Хочется своими крыльями защитить птенцов. Оградить детей от тревог. Только доброта спасет мир. Я ушла со сцены несколько лет назад и рада, что Бог мне дал занятие, где я себя ощущаю нужной. Это самое главное для творческого человека. После рождения младших детей, мне стали интересны проекты, связанные с детьми. Я все-таки не 18-летняя мамочка. Общение с детьми мне помогает омолодиться.

Мои старшие дети абсолютно самостоятельные. Внук Никита, к примеру, не допускает нас с советами. Пусть учится на своих шишках, я не лезу. Я могу только передать своим детям опыт.

Я и Кристине не помогала. Это не значит, что я ее бросала. Нет. Я просто следила за ее творчеством. И как бы невзначай советовала. Некоторые родители говорят: "Я тебе дала жизнь! А ты?!" Терпеть этого не могу. У моих детей ощущение, что они все делают сами. А я им не мешаю. И возможно, это лучшее, что можно сделать.

О бизнесе

— У меня плохо с бизнесом? С чего бы это? У меня вообще не было денег на выпуск чипсов. Я вложилась в эту фабрику. А потом продала другим людям уже по другой цене. На эти деньги я построила офис, который мне абсолютно не нужен. Мы там пожили красиво и я его в итоге продала. И у меня появились деньги для того, чтобы я могла их куда-то вложить. Я занялась обувью. И до сих пор этот проект меня кормит. Это плохой бизнес? Я же не могу кричать на каждом шагу, что я крутая бизнесменша. Это не так. У меня есть отрицательная черта — бизнесом я могу заниматься только, если проект мне по душе. Могу сама вложиться и в итоге ничего не получить. Главное, чтобы дело хорошее. Что еще? Театр в Санкт-Петербурге? Ну, почему, если я появляюсь в каком-то проекте, то сразу говорят – ЕЕ. Он изначально не должен был быть моим. Там должна была быть хорошая концертная площадка, которую я должна была курировать. Мы с Валентиной Матвиенко нашли несколько лет назад землю, чтобы построить шикарный объект — концертный зал, музей со всевозможными техническими новшествами. Продумали, мне очень понравился проект. Потом смотрю, это проект превратился в какой-то камень непонятный, лежащий на земле. Я сразу сказала, что это не мое, что мне макет не нравится. Не нравится — не ешь. Не хотите — не надо. У них (в Санкт-Петербурге) есть свои звезды. Пьеха, например. Вот и делайте с ними. Слушайте, если я захочу, я в Москве сделаю. Меня уговаривают, я пока думаю. А оттуда давно ушла. Правда, мои адвокаты сейчас судятся, чтобы вернуть деньги, вложенные в строительство. Там чудовищная волокита. Зачем мне театр? Я сама театр (смеется).

О Евровидении

— На Евровидение собирается ехать Сергей Зверев? – уточнила примадонна. Ну, сейчас я вам скажу, такое Евровидение стало, что оно как раз для Сергея Зверева.

О масленице

— Да, какая масленица. У меня пост. Какой пост? Ну я же вечно на диете. Нет, подождите. Блины я очень люблю. Обычные, с маслицем. Очень вкусно. Конечно, будем печь и есть.

 

Записала Лилия Шарловская