Алексей Панин не жалеет, что оказался за решеткой

dced3f073a7f69ef7e172b320928a735


фото: Лилия Шарловская

— Алексей, у вас есть телефон в камере?

— Мне выдают его всего на 15 минут один раз в день. Так что у нас немного времени.

— Как вы себя там чувствуете?

— Шикарно я себя чувствую…

— Чем занимаетесь?

— Сейчас сижу в одиночной камере. С одной стороны — это плюс для меня. С другой — минус. Плюс — отсутствие навязчивых сокамерников, никто не пристает, не задает лишних вопросов. С другой стороны, пребывать в одиночестве в четырех стенах не очень комфортно. Как ни крути, я нахожусь в настоящей тюрьме, а не в пансионате. Вот я вспоминаю здесь фильм «Большая перемена», эпизод, когда Ганжу арестовали, и он радостный там бегал. Здесь все не так. Радоваться особо нечему. Очень мне уже хочется покинуть это заведение.

— Ну теперь вы знаете, какие вещи нежелательно делать, чтобы не угодить еще раз за решетку?

— Я не собираюсь что-то обдумывать — делать мне или не делать. На все воля божья.

— Вы жалеете, что так все вышло?

— Я не жалею, что оказался здесь. Не хочу строить из себя политическую жертву и драматизировать события. Много знаменитых людей побывали в тюрьмах и вынесли из заключения полезные вещи. То же самое происходит и со мной. Не могу сказать, что я здесь сижу и все время гоняю разные мысли. Нет, мысли сами приходят. Вот я стихи стал писать. Много уже написал. Посвятил все своей бывшей жене Люсе.

— На воле вы писали стихи?

— Нет, поэтический дар только здесь открылся. Вот я еще думал, что скажу людям, когда освободят меня? Да ничего не стану говорить. Сейчас думаю только об одном — как же я соскучился по своей Люсе, как же я ее люблю. У меня дикое желание ее увидеть.

— А по дочери не соскучились?

— Соскучился и по Люсе. И по дочери Нюсе. Люсю я не видел год, Нюсю — полгода. Но я не знаю, где их искать. Я не знаю, где находится моя жена и не знаю местонахождение дочери.

— Что касается вашей дочери. Может, вам все-таки попробовать решить эту проблему миром с вашей первой женой Юлией Юдинцевой?

— Я пытался решить миром, — срывается на крик Панин. — Пять лет пытался. Все, что пишут в газетах, все, что говорит Юдинцева, — это ложь! На протяжении пяти лет, пока дочь жила со мной, я звонил ее матери, говорил: «Ты забыла, что у тебя есть дочь, можешь приедешь, увидишься с ней, поговоришь». В ответ она твердила одно: «Я уничтожу тебя и твою семью». В итоге Юдинцева выкрала Нюсю и, действительно, делает все возможное, чтобы уничтожить меня. На этом все! Никаких комментариев я больше давать по этому поводу не буду.

В растрепанных чувствах Панин бросил трубку…

Алексей Панин не жалеет, что оказался за решеткой

57d296d69e27727656056ac2db729dc2


фото: Лилия Шарловская

— Алексей, у вас есть телефон в камере?

— Мне выдают его всего на 15 минут один раз в день. Так что у нас немного времени.

— Как вы себя там чувствуете?

— Шикарно я себя чувствую…

— Чем занимаетесь?

— Сейчас сижу в одиночной камере. С одной (далее…)